Буддийское паломничество: по следам Будды

Среди многочисленных мировых буддийских центров приоритетными все-таки являются те места, о которых в одном из канонов Будда сказал: «После того как я умру, праведные мужи и женщины должны посещать и помнить эти четыре великих места и соответствующе

Читать


Плато Мангуп

Автор: Маштаков Игорь

Перевожу в электронный вид свои путевые дневники.

Скоро приступлю к литературной обработке дневника похода 2005 года, где мы путешествовали по Арабатской стрелке всемером. Это удивительное место между заливом Сиваш и Азовским море. Но плато Мангуп - это что-то особенное, место Духовной Силы, сравнимое только с Афоном (прости, Господи!) или Иерусалимом! Надеюсь, что мне удалось хоть немного это передать...


Vale!


28/IX - вторник.


В этот раз мы пробирались в Крым частями. Лена и Ольга, две моих будущих спутницы, уже три дня как в Бахчисарае.

Незадолго до поездки я в очередной раз сорвал спину, занимаясь в тренажёрном зале. Поясница болит так сильно, что хотел даже отменить поездку. Чтобы мне можно было пройти хотя бы 6-7 сеансов мануальной терапии, решили, что девки поедут в Крым вдвоём, пару - тройку дней поживут в Бахчисарае, а я присоединюсь к ним попозже.

И вот я еду в Крым один на поезде № 261 Нижний Новгород-Симферополь. В 4-20 утра пересёк российско-украинскую границу. Погранцы лишь мельком проверили паспорт и иммиграционную карту. Про байк только спросили — что это такое. Несмотря на проведённые перед отъездом процедуры терапии, спина ощутимо болит. Стараюсь не думать о том, как буду спать на камнях на тонкой туристической пенке и трястись в седле по бездорожью. Всё это время мы активно перебрасывались с Леной SMS-ками. Она меня постоянно поддерживала в моём желании поехать в Крым. Последнюю процедуру сделал в предотъездный день, и окончательно решил, что поеду.

В вагоне кроме меня всего несколько человек - курортный сезон окончен. Перевёл часы на местное киевское время - отмотал стрелки на 1 час назад. Включил мобильник, через роуминг поймал местного оператора "Кїивстар". Отправил SMS-ку Лене в Бахчисарай, но безответно. По причине спешных сборов, не взял с собой ни одной книги, и теперь вынужденно страдаю без чтива, но даже газету взять негде. Утро пасмурное, даже с дождём. В Синельниково вышел на 2 минуты на платформу и ощутил, что приближаюсь к югу - заметно теплее, чем в России.


В 9-45 впервые из-за туч показалось мягкое осеннее солнце.

10-50 проехали Запорожье. Выпил местного пива за 3 гривны и съел пиццу.

12-30 Мелитополь. Уже совсем тепло. Угораю в своих новых спортивных штанах.

14-45 въехали на полуостров Крым. В вагоне становится ощутимо жарко. Переоделся в шорты, и даже снял футболку. Подъедаю запасы домашней снеди. На телефон прорвались две SMS-ки с работы. Чего-то от меня хотят, смешные люди — пусть умоются, я уже в любимой Ставриде! Не стал отвечать.

16-58 Симферополь. Прибыли почти без опоздания. Быстро купил билет на электричку в 17-20.

18-05 Бахчисарай. Приятно, что на перроне меня ждала Лена.


Лирическое отступление-1.

Со своими нынешними попутчицами - Ольгой и Леной, я познакомился ровно за неделю до поездки. Всё началось с того, что в магазине "Вело-сити" я увидел объявление, что некто ищет попутчиков для поездки в Крым.

Оказалось, что незнакомая мне девушка Ольга собирает компанию для поездки в Крым на байках. Позвонил, встретились, познакомились.

Собирающиеся в поход персонажи сразу показались мне очень тревожными. Куча чайников без малейшего опыта путешествия и, как вишенка на торте - молодожёны, которые хотят понтануться, и путешествием в Крым на вЭлосипЭдах отметить своё бракосочетание. Правда, вЭлосипЭдов у них нет, но они почти договорились с одним другом, у которого есть один знакомый, который даст им два вЭлосипЭда. Я примерно себе представил, как будет выглядеть такая поездка и уклончиво ответил, что я подумаю. Потом была ещё одна встреча 22 сентября в кафе "Буфет", на которую пришли всего два человека - Ольга и Лена. Мы обсудили поездку более конкретно, хотя эта встреча тоже не до конца развеяла мои сомнения. Лена была вся из себя модная, и я не мог себе представить её прущуюся в гору на велосипеде с рюкзаком. Тем более, что проведённый мной опрос про наличие походного вело-снаряжения позволил выяснить, что никакого снаряжения у модной Лены нет, а велосипед она купила то ли в этом, то ли в прошлом году. Но она показалась мне симпатичной и очень милой, и я внутренне решил - поедем, а там — будь, что будет. В конце концов, подставлю своё крепкое мужское плечо. В этот же день мы с Леной зашли ко мне домой и я...Нет, не то, что подумали мои читатели!

Я дал ей свой вело-рюкзак и провёл ликбез по снаряжению, которое понадобиться в путешествии.


На перроне я быстро достал из чехла и собрал байк, обнаружив, что передняя камера спущена. Долго, но безуспешно подкачивал, пока не понял, что что-то не так. Так и есть - обнаружил прокол. Пришлось клеится под рассказы своей новой попутчицы о том, как они весело провели время в ожидании меня. Местные спасатели типа немного приударили за ней и Ольгой, и поэтому возили их на море нырять с аквалангом, ездили с ними на байках по местным достопримечательностям и даже катали на дельтаплане над Бахчисараем. К домику местной КСС (контрольно-спасательной станции) на улице Маркса, 31 пришли уже в темноте. По дороге купил три бутылки вина для прописки. Ольга на кухне покормила меня макаронами с тушёнкой. Сели выпивать на дворе. Не скажу, что спасатели обрадовались появлению ещё одного персонажа мужского пола, но вели себя дружелюбно. Моё вино было принято без энтузиазма. Зато дегустация подарка двух уехавших накануне москвичек - можжевеловой водки, прошла на "ура". Тихая крымская ночь с луной над мягкими холмами. Можжевеловая была мной оценена положительно, но часть вечера в памяти не сохранилась.



29/IX - среда.


Проснулся раньше всех и с удовольствием залез в тёплый душ. Спасатель Игорь любезно напоил меня кофе, а тут и девки проснулись. Сбегал в маленький маркет по соседству, купил хлеб, масло, кефир и бутылочку "Кадарки", каковую мы и распили под лёгкий завтрак.

Заплатил за постой в КСС 50 гривен (что-то около 300 рублей), подкачали колёса автомобильным насосом и выехали в 10-10.

По Бахчисараю ехали не торопясь - искали магазин фототоваров. Пока Ольга покупала плёнку, выпил чашечку кофе.

Мы с Леной едем впереди, Ольга по непонятной причине с утра не в духе, заметно нарочно тормозит и едет далеко сзади.

На развилке остановились у маленького фруктового рынка. Купили виноград, персики, мёд и чеснок. Ольга подобрала на дороге наполовину разбитый, но очень спелый арбуз. Попеняла нам с Леной, почему мы проехали мимо него. Странное начало совместного путешествия!

Подъехали к посёлку крымских татар Ходжа-сала и вступили в долгие переговоры с неизвестно откуда взявшимся воротчиком Нуреком. Хочет срубить с нас денег за проход на Мангуп! Пугает рассказами про каких-то живущих на вершине плато странных людях и говорит, что на байках мы вообще не проедем по мангупским дорогам. Чтобы отстал, пришлось заплатить ему 2 гривны. Самое удивительное, что у него оказался портативный кассовый аппарат, и он пытался выдать мне чек.

Пока думали, как нам быть, сели в татарскую чайхану. Купил книгу "Пещерные города Крыма" за 20 гривен. Комфортно расположившись на подушках, поели манты, запив их зелёным чаем и половиночкой бутылки "Каберне". Разморило, но надо ехать, презрев все страшилки. Всего через 2,4 километра свернули с трассы по указателю "Колхоз "Украина". Опять устроили привал, но уже по другой причине. Девки вдруг выразили желание покурить "травки"!

Оставил их с вещами под деревцами, а сам налегке сгонял 3,5 км в посёлок Терновка. В магазине без проблем купил пару бутылок по 0,7 "Каберне", а вот над тем, где взять "травы" задумался. По слухам, она тут продаётся на каждом углу. Теперь мне предстояло найти этот угол.

В раздумьях я забрёл на автостоянку рядом с магазином. Почти сразу на стоянку въехала пыльная, видавшая виды "Бэха", с четырьмя парнями в салоне. Недолго думая, я спросил у них, не знают ли они, где купить "травы". В другой ситуации подобная наглость наверняка не прокатила бы, но, видимо, мой хабитус ещё не загоревшего вело-туриста в шлеме и с велосипедом, совсем не оставлял места для мыслей о полицейской подставе.

Один из них уточнил, сколько килограммов "товара" я хотел бы приобрести. Все четверо дружно посмеялись, услышав мой ответ, что товару мне нужно на пару косячков. Подвели меня к автомобилю и подняли капот. Прямо на моторе лежала наволочка, плотно набитая коноплёй. Оказывается, это такое местное ноу-хау. Во-первых, менты, если остановят, проверяют только салон и багажник. А во-вторых, свеже-сорванная трава быстро сохнет на горячем двигателе. Надо запомнить эту технологию, на тот случай, если я стану драг-дилером.

Спичечный коробок местной растительности стоил мне 30 гривен. Я глядел на коробок, размышляя, что мне дальше с ним делать. Местные барыги со смехом спросили, как я собираюсь использовать купленный товар, и распознав во мне неофита, посоветовали купить пачку папирос "Беломорканал" и дали мастер-класс по набивке косяка.

Напоследок они посоветовали мне хорошенько припрятать коробок на случай встречи с местной милицией. Посадить - не посадят, но вымогать деньги будут, предупредили они меня. Ещё раз крепко озадачился - капота, как у их автомобиля, у велосипеда не было. У велосипеда вообще ничего не было, но я придумал. Пересыпал содержимое коробка в газету, свернул её "колбаской" и засунул внутрь руля. После этого я с гордостью почувствовал себя настоящим наркокурьером медельинского картеля. С каковым чувством я и вернулся к моим заждавшимся сочной крымской конопли подельщицам. Решили, что если пыхнем прямо тут же у дороги, то быстро спалимся, и решили отложить важное дело на потом, утешив себя поговоркой "Отложенное удовольствие - не потерянное удовольствие".

Начали подъём на плато Мангуп с южной стороны, по самому крутому, но и самому короткому пути. Всё время вверх 4 километра. Почти везде можно проехать на байке, кроме участков каменной сыпухи, которые приходилось преодолевать пешком. Проходя мимо первой же встретившейся пещеры, услышали в её глубине признаки жизнедеятельности. Человеческой или какой иной — установить не удалось. Памятуя страшилки татарского воротчика Нурека, к пещере мы приближаться опасались. Мы - это я с Леной, а вот Ольга бесстрашно залезла в каменную щель, и в результате её отважного поступка мы познакомились с первым аборигеном. Причудливое существо неопределённого возраста оказалось человеком женского пола по имени Яна.

На вершину плато поднялись около 17-30. По меткам на камнях нашли родник, где запаслись пресной водой. Здесь же произошёл первый контакт с местными обитателями, которые носили самоназвание "индейцы". Как и положено у индейцев, каждый из них вместо имени носил кличку. Парень в экзотически изрезанных кедах назвался "Ханом". Это было логично, потому, что в миру он отзывался на имя Александр Ханин, и был у них кем-то вроде вождя. На вопрос о месте для ночёвки, предложили нам переночевать в местном православном скальном монастыре. Ответили уклончиво, решив сначала осмотреться на местности. Договорились встретиться с индейцами позже на вершине, рядом с приметным геодезическим знаком. Совершили краткий обзор пещерного города Мангуп-Кале.

Зрелище фантастическое! Средневековый город-крепость бывший столицей княжества Феодоро Готия, расположен на высоте 250 метров над окружающей его долиной Джан-Дере. Состоит из остатков крепостных стен и множества пещер.


  


Кто здесь только не жил: скифы, сорматы, аланы, готы, хазары, османы, караимы...На плато есть два родника. Один называется Мужской, второй - Женский. Всё это нам рассказали индейцы, которые оказались довольно милыми ребятами, совсем не похожими на то, что нам про них рассказывали в долине. В итоге от ночёвки в монастыре мы отказались. Нашли подходящую для стоянки сухую пещеру. За сегодняшний день проехал 43 км. Это на 7 километров больше, чем у попутчиц, так как я ездил к "поющим в терновнике" за волшебной травой. Особой усталости нет, но переполненные впечатлениями, решили ужин не готовить, а ограничились вином и виноградом. А ещё пожарили на газовой горелке вкуснющие украинские семечки. К нам на стоянку пришла внушительная делегация индейцев во главе с уже известным нам Ханом. С начала мы отнеслись к ним настороженно, потому, что они вели себя довольно по-хозяйски, но волшебная трава, которую мы, наконец, попробовали, смягчила обстановку. В приватной беседе с одним из индейцев Андреем по кличке "Кришна", я осторожно расспросил подробности об их местном житье-бытье. Оказалось, что они почти все местные крымские жители, которые по разным причинам не нашли себе места в современной жизни. Одним словом — социопаты. Раньше такие люди уходили в "Систему", как у нас в России называли субкультуру хиппи. Здесь это название почему-то не прижилось, хотя Крым летом традиционно становился хипповской Меккой, куда они съезжались со всех концов Советского Союза, и жили здесь месяцами. Андрей "Хан" Ханин живёт в Симферополе, где у него есть мама-папа и родной брат, который служит в милиции в охране банка. За службу в органах "Хан" особенно презирает брата. Индейцы холодную часть года живут где придётся в долине, а с первым тёплыми деньками поднимаются сюда на плато, где и живут до поздней осени. Вниз спускаются нечасто, только если что-то позарез надо купить.

На какие средства живут - загадка. Что-то подкидывают такие туристы как мы, кому-то помогают родные. Сами они помогают местному монастырю, за что их там кормят супом и дают хлеба. Занятия традиционные для хиппи — сочиняют стихи, пишут музыку, играют на гитарах и самодельных ударных, читают книги. В карты не играют, алкоголь почти не пьют, зато курят, курят, курят... Конопля растёт в Крыму повсеместно, поэтому проблем с этим нет. К тяжёлым наркотикам относятся очень отрицательно, хотя почти все попробовали. Рассказали несколько историй про своих братьев-индейцев, которые через это дело погибли, кто о банального передоза, кто сорвавшись со скал в обрыв. Были и такие, кто под влиянием "герыча" сами прыгали в пропасть.

Мой собеседник Андрей "Кришна" занимается восточными духовными практиками и йогой, но не классической, а какой-то самопридуманной. Мы с ним в сторонке ото всех тихо беседовали об этом друг с другом. Он рассказывал мне о древних индийских Ведах, я ему - о своём путешествии на Афон.

А в основной компании, центром которой объяснимо стали две моих попутчицы, веселье разгоралось.


Лирическое отступление-2.

Здесь надо упомянуть о местной технологии пыханья. Дело в том, что индейцы экономят деньги, и "Беломор" для этого процесса считается у них эстетическим излишеством. Процесс воскурения фимиама выглядит так. В камне почти правильной кубической формы в двух гранях - верхней и боковой сделаны небольшие соединяющиеся отверстия. В верхнее отверстие кладётся порция волшебного зелья и подносится зажигалка, а через боковое отверстие производится собственно процесс пыха. Практически, это та же самая курительная трубка, только природного происхождения и весом в пару сотен килограмм. Смотрится очень экзотически. Главная проблема - как вычистить остатки использованного зелья, которое забивает тонкий каменный канал. Но с помощью стальной проволоки индейцы решили и эту проблему. Камень имеет имя собственное — его уважительно зовут "Мангуп".



Но сегодня банковали мы, и поэтому угостили индейцев табачными изделиями Ленинградской фабрики имени Урицкого. Девушки и я тоже приобщились к процессу. Но, то ли навыка у нас не было, то ли товар был не тот, особенного кайфа я не ощутил, и напирал на привычный мне алкоголь.


Между тем совсем стемнело, и нас обступила восхитительная южная ночь. Вдобавок ко всему в эту ночь было полнолуние, так что окружающее нас зрелище было фантастическим: пещера с отблесками догорающего костра, сидящие почти на самом краю 250-метрового обрыва таинственные индейцы, пыхающие через камень, огромная луна и крымские звёзды.

Не удержался и послал SMS-ку с описанием всего этого своему другу Илье в Нижний Новгород. Почти немедленно получил короткий завистливый ответ: "Сволочь!"

До заката мы успели пройти по всему плато, слушая пояснения своих гидов-индейцев. Они рассказывали нам много интересного про каждую пещеру. Одна из них называется "Акустической" из-за того, что здесь действительно прекрасная акустика, и поэтому иногда в ней устраиваются музыкальные концерты. Мы все попробовали кричать и хлопать в ладоши, наслаждаясь акустическими эффектами. Лена неожиданно запела какую-то милую песенку нежным голосом очень правильно попадая во все ноты. Получилось очень трогательно!

Кажется, что чем глубже становилась окружающая темнота, тем больше и ярче становилась луна.

Но ближе к полуночи из долины почти на глазах начал подниматься очень плотный туман, который быстро достиг высоты плато.

Индейцы рассказали про особенности местного тумана. Говорили, что он бывает такой плотности, что стоящий человек с высоты своего роста не видит ступней. Глядя на подступающий из долины туман, я им охотно поверил.

Индейцы попрощались и, будто призраки, исчезли в ночи, а мне пора сделать ещё одно лирическое отступление.


Лирическое отступление-3.

Южная тёплая ночь, луна, вино и романтическая обстановка - пещера, костёр, две девушки и я один...Не хватало только песни "Wicked Game" в исполнении Криса Айзека

Я как-то сразу для себя решил вопрос гендерных отношений в походе. Всё как в песне: "Первым делом, первым делом - лисепеды. Ну, а девушки? А девушки - потом!" Никаких сексуальных посягательств я не планировал, но в такую ночь разговор как-то сам собой вырулил на эту тему. Не помню почему вдруг, но Ольга рассказала смешную историю про то, как она однажды ходила в байдарочный поход, и там у одного парня обнаружили в рюкзаке целую фабричную упаковку презервативов. В коробке было несколько десятков контрацептивов, и женская часть туристов на несколько ближайших дней сделало это предметом насмешек над юношей. Наконец, он не выдержал женского троллинга, и не нашёл ничего лучшего, как постепенно надувать эти медицинские изделия и пускать их вплавь по реке. Как часто бывает, следом за ними с разрывом в один день сплавлялась ещё одна группа, и часто они вставали на ночёвки на тех же стоянках, где накануне останавливались герои этой истории. Но однажды они остановились на днёвку, и отстающие байдарочники их догнали и встали рядом. Вечером у костра, смущаясь, спросили своих коллег, почему они после их ночёвок находили на стоянках и в реке десятки разорванных презервативов. Неужели в их группе есть маньяк, или у них весь поход является сексуально-байдарочным?

Посмеялся и я над этой историей, а потом подумал о себе. Дело в том, что я в каждый поход всегда беру с собой пару пачек презервативов.

И не только для предохранения от венерических заболеваний или регулирования деторождения. Опытные туристы меня поймут.

Вот я и начал опасаться - как бы эта история с разоблачением не повторилась и со мной. Я предупредил своих спутниц, что у меня в рюкзаке тоже есть пара пачек этих изделий. На их удивлённые вопросы пришлось прочитать им небольшую лекцию о нетрадиционном использовании кондомов.

Итак, презервативы могут пригодиться в любом походе для следующих целей:

1. Для преодоления водных преград;

2. Хранения в них спичек и документов;

3. Надевания на ствол автомата или карабина в случае дождя;

4. Запускания сигнальных зондов;

5. Использования вместо жгута при ранении;

6. Связывания рук пленным;

7. Вместо перчаток при работе с токсичными веществами;

8. Хранения проб грунта;

9. Надевания на ботинки, если они прохудились;

10. Заделывания течей;

11. Законопачивания щелей;

12. Для хранения дополнительного запаса воды;

13. Для изготовления мелких деталей компресса;

14. Для изготовления важнейшего элемента самодельного взрывного устройства (подробности засекречены);

15. Для использования в качестве заплаты (в случае порчи обмундирования);

16. Для установки бакенов.

Особое впечатление на девушек произвело "связывание рук пленным" и "изготовление взрывных устройств".

Ну что с них взять — бабы? В войне ничего не понимают!


Ночью поднялся сильный ветер. Его порывы, падающие с потолка пещеры мелкие камушки, рассказы об обитающих в пещерах крысах и шныряющий вокруг нас местный кот Тим, долго не позволяли мне заснуть.

И ещё я очень опасался во сне подкатиться к обрыву, до которого было не более 2 метров, и свалиться в пропасть.


30/IX - четверг.


Проснулся рано в 6-25, ещё до рассвета. Восход начался в 6-45. Девки тоже вскочили полюбоваться рассветом, но солнце почти сразу скрылось в дымке. В лощинах разорванными лоскутами висят остатки ночного тумана. Лена пошутила, что это внизу кто-то варит кашу на завтрак. После заполнения путевого дневника





продолжили обзор окрестностей, на который нам вчера не хватило времени. Плато состоит из четырёх мысов: Тешкли-бурун ("Мыс "Дырявый"), Елли-бурун ("Мыс Ветров"), Чамну-бурун ("Мыс "Сосновый") и мыс с самым прекрасным названием — Чуфут-Чеарган-бурун ("Мыс Вызова иудеев").

Наша стоянка оказалась на мысе Дырявом, получившем своё название из-за множества пещер. Обнаружили пропущенную вчера мемориальную табличку погибшему здесь журналисту. Вообще, рассказы о смерти сопровождали нас в этом месте постоянно. Вернулись к своей стоянке, выпили кофе с остатками сыра. Ольга сварила вкусную овсянку с черносливом. Поели, и почти сразу после завтрака в 9-30 опять пришли индейцы. Прочистили свой священный камень "Мангуп" проволокой, полученной из разогнутой пружины, и опять принялись пыхать. В 10-25 тронулись на экскурсию в другие части плато. Свои рюкзаки и байки пришлось оставить под охраной одного из индейцев по кличке "Слон". Нам пояснили, что маршрут будет пролегать сквозь какой-то хитрый проход в скалах, который называется "Мышеловка", и через который нам с нашими байками ни за что не пролезть.





Пройдя хитрыми горными тропами, которые посторонний человек не сможет обнаружить, мы оказались в пещерном Свято-Успенском храме. Зашли в маленькую церковь и у крошечного алтаря поставили по свечке.

Священник (или монах) угостил нас чаем с хлебом и айвовым вареньем.

Прошли траверсом по южной стороне Мангупа, заглядывая во все гроты. Попутно узнали, что многие индейцы остаются на плато на всю зиму, которая нередко бывает морозной, а здесь на высоте больше 500 метров над уровнем моря всегда очень снежной. Трудно поверить, что зиму можно пережить в этих каменных мешках, но нам показали как это выглядит. Вход в пещеру затягивается несколькими слоями плотного целофана, а внутри из глины изготавливается примитивная печь, которую несколько месяцев топят дровами. Дымоход выводится наружу. Внутри устроено нечто вроде мебели - топчан и несколько сидушек. Не хочу даже представлять, как в таких условиях можно прожить 3-4 месяца! Хан показал мне свою пещеру.





Все пещеры пронумерованы. Видимо, для ориентации и логистики, чтобы понять - кто где живёт. Из грота под номером 44 прихватили с собой уже знакомого нам Андрея-Кришну. Я спросил Хана, чем же они занимаются, сидя несколько месяцев в такой камере-одиночке в добровольном заключении. Он показал несколько общих тетрадок, исписанных прозой и стихами. Мог бы и сам догадаться - графоманят потихоньку. А ещё много читают. Он достал мне с полки одну из своих любимых книг, зачитанную до дыр. Это была антология поэзии. Хан спросил меня, знаю ли я такого писателя - Даниила Хармса! Нашёл кого спросить! Я вывалил на него такое количество информации про своего любимого Даниила Ивановича, что он уважительно притих. Я пообещал ему прислать книгу Хармса, которому в этой антологии было посвящено всего несколько страниц, а остальные были со стихами других поэтов. Взял его севастопольский адрес, и приехав домой я выполнил своё обещание.

Лена, опять оказавшись в центре мужского внимания, отчаянно флиртует. Интересно, как индейцы определили, что она свободна, а не, например, со мной? Видимо, это чувствуется в женском поведении, как зелёный огонёк в такси, который показывает, что машина свободна. К свободной Ольге почему-то никто не пристаёт.

Опять поднялись на плато, только уже на мыс Сосновый. Обнаружили здесь целое стойбище молодых индейцев с кошкой.



крайний справа - Андрей-Кришна


Молодёжь отчаянно пыхала с помощью всяких хитрых приспособлений из пластиковых бутылок. Провели перед нами мастер-класс по жаренью лепёшек на сковороде без масла. На разогретую сковородку насыпают костровой пепел, и поэтому лепёшки из самого простейшего теста (мука + вода) не пригорают. Дали нам попробовать пару лепёшек. Опасливо откусил, но эта нехитрая еда неожиданно оказалась очень вкусной. Мыс не зря носит такое название - он весь порос реликтовой крымской сосной. Индейцы рассказали, что в древности здесь было языческое капище. Очень на то похоже. Верхом по плато дошли до родника. Здесь Хан нас покинул - ушёл за своей травяной нычкой. Вообще, здесь вся жизнь крутится вокруг конопли с утра до вечера, но на торчков эти парни совсем не похожи. Верно говорят: трава — не наркотик. Солнце поднялось уже высоко, стало по настоящему жарко. Вернулись к "Мышеловке". Слон, сторож наших велосипедов, преданно ждал нас больше 4 часов. Он не скучал - вокруг него на солнышке загорают ещё четверо незнакомых нам индейцев. Сколько же их всего на плато? Оставили Слону несколько гривен за его труды, но он отнёсся к деньгам довольно равнодушно.

Запаслись родниковой водой, сфоткались на прощание с индейцами и в 14-45 начали спускаться с Мангупа по восточному склону по каменной "сыпухе" 3 км вниз. Через 6 км доехали в посёлок Ново-Ульяновка, который мы видели сверху отчётливо, как на Гугловской карте. Этот маленький посёлок расположен на берегу красивого искусственного водохранилища.

Здесь мы купили 1,5 литра молока и выехали на Ялтинскую трассу. На трассе докупили хлеб, вино и сыр. Дорога пошла в подъём до посёлка Соколиное. Через 8 км появился посёлок, а ещё через 5 км подъёма - кордон Соколинского лесничества, расположенный перед Большим Крымским каньоном. Хотели заночевать в гостевом домике, но выяснилось, что лесников на кордоне уже нет - они уехали в посёлок. Для стоянки присмотрели место в лесу у ручья. Местный мужик сильно уговаривал нас съездить в Соколиное к леснику за ключами от домика, пугая ночным дождём. Но мы не вняли его советам, решив, что если будет дождь, то поставим тент. Поужинали уже почти в темноте чем Бог послал: суп-харчо с чесноком и вино "Изабелла". Ольга уже почти привычно демонстрирует, что она сама по себе, а мы с Леной сами по себе. Ну, и ладно! Ольга завалилась спать, а мы с Леной поднялись от ручья наверх к трассе и зашли в маленький бар. Выпивали водку "Nemiroff", закусывая салатом из огурцов. В пустом баре долго болтали друг с другом, а потом со скучающим барменом Керимом, который рассказывал о свадьбе брата и своей жизни в Ташкенте. В полной темноте спустились на нашу стоянку к реке. Палатку по лени расставлять не стали, а залезли в спальники брошенные на тент. В низине у реки очень влажно, а ночью заметно прохладно.

За день проехали 26 километров.


1/X - пятница.


Проснулся раньше всех и искупался с мылом в холодной, но не ледяной воде. После лёгкого завтрака у нас по плану был осмотр Большого Крымского каньона.

Ольга опять отстранилась, сказав, что она уже его видела и вызвалась остаться в лагере присмотреть за вещами. Два с половиной часа мы с Леной потратили на осмотр, пройдя вверх только до "Ванны молодости" - небольшой, но глубокой каменной впадины, заполненной прозрачной родниковой водой.





До неё ведёт вполне проходимая тропа, а дальше пройти весьма проблематично. Навстречу нам спустилась группа скалолазов из Питера, которые прошли каньон насквозь сверху вниз. По их словам некоторые места пройти без специального альпинистского снаряжения невозможно. Раньше можно было пересечь ущелья и расщелины по упавшим деревьям, но камнепады постоянно меняют характер спуска. Хотели бы подняться ещё выше, ведь именно с этой точки начинаются самые красивые и интересные места, но отпущенный нам строгой попутчицей лимит времени истёк, и мы повернули обратно. Посидели в том же баре, где были вчера - выпили по стаканчику "Бастардо". Чтобы избежать утомительного восхождения на Ай-Петри, начали торги с местными перевозщиками. Бомбилы на видавших виды "Жигулях" как раз специализируются на подвозе туристов на вершину одной из самых высоких гор Крыма - гору Ай-Петри (1234 метра). Выше её только гора Роман-Кош — 1545 метров.

Бомбила Сергей, запугав нас крутизной и длиной подъёма, начал торги с суммы 80 гривен. Наш новый знакомый бармен Керим сбил цену до 40, но алчный водила снова поднял ставку до 50. Гордо отказались,и всё-таки решили ехать сами. Сфоткались на память с Керимом, и тронулись в путь.



Всего через 2,6 километра, которые мы бодро преодолели за 16 минут, нам попался родник с названием "Пионер". Хотя мы были только в самом начале пути, остановились возле скалы с источником, так как грешно пропускать такие ништяки, подаренные природой. Вода в Крыму всегда драгоценность. Спешились, напились и умылись. Здесь нас нагнал извозчик Сергей, который не оставлял надежды срубить с нас бабла. Но условия на высоте уже отличались от тех, с которых мы начинали торги в долине. Тем более, что здесь у него появились конкуренты. Подъехавший на "ВАЗ 2106" татарин предложил нам свои услуги всего за 30 гривен и мои девки сломались. Я решил отправить с ними свой рюкзак и налегке всё-таки штурмовать подъём. По информации водилы расстояние до вершины составляет 20 километров всё время вверх. Прикинул, что без рюкзака за спиной я, пожалуй, выдержу. Первые 8,5 километра серпантина действительно были очень трудными. Но тяжёлый подъём скрашивали чудесные лесные пейзажи по обеим сторонам дороги. Потом стало легче - большую часть высоты я уже набрал и появились небольшие горизонтальные отрезки шоссе, а в некоторых местах приходилось даже "отдавать" набранную высоту. Ещё раз убедился, как по разному оценивается крутизна подъёма и длина маршрута в зависимости от того как ты передвигаешься - на автомобиле или крутя ножками педали. Для тех, кто сидел в автомобиле, этот путь представлялся сплошным подъёмом, а мне иногда на спусках удавалось развивать скорость 50 км/час!

Уже почти в конце пути остановился передохнуть перед последним рывком. Попил из фляжки родниковой водички и ломанулся оставшиеся 7 километров опять в подъём. Поворот на дорогу с указателем "Канатная дорога", ещё 2,4 км, и вот я на вершине. На спидометре 21,5 км от самого низа до вершины. Не наврали бомбилы.

На вершине ветрено и заметно прохладнее. Перекусили, глядя на красивые окрестности с высоты почти полутора километров. Планировали спуститься вниз по канатке, но узнав цену за перевозку человека с байком (23 гривны), отказались от этого варианта, решив спуститься своим ходом. На спуске 100 раз пожалел об этом! Уже не первый раз бывая в Крыму я подумал, что предпочту лучше два раза подняться в гору, чем один раз съехать вниз. Спуск составил 22,3 км. Холодный ветер, узкий серпантин с крутейшими поворотами чуть не на 270 градусов, много автомобилей, которые носятся то вверх, то вниз. На одном повороте, где по асфальту пробивался с горы маленький родничок, чуть не улетел в пропасть. Пришлось резко затормозить, и на мокром асфальте меня понесло юзом. Удержался чудом на самом краю пропасти! Передохнули на видовой площадке "Серебряная беседка". Новая встреча со счастливым извозчиком Сергеем. Обогнал нас с пассажирами, которых зацепил на вершине. Спуск занял времени едва ли не больше, чем подъём: 1 час 40 минут "грязного" и 1 час 27 минут "чистого" времени! Из безопасности мы с Леной спускались вниз малой скоростью, постоянно зажимая колёса тормозными колодками. Из-за этого у неё забились предплечья, приходилось периодически останавливаться и массировать мышцы. Ольга наоборот, решила не трепаться с нами, сказала, что будет ждать нас внизу, и отпустив тормоза, сломя голову, ринулась по серпантину.

Воссоединились внизу на трассе Ялта - Симферополь уже в сумерках в 17-55. Надо было думать о ночлеге, но найти подходящее место очень не просто - всё побережье отгорожено от трассы заборами и оградами, которые окружают многочисленные пансионаты и дома отдыха. Пришлось проехать ещё 15 километров, прежде чем нашли хоть какой-то спуск к морю. На трассе купили 2 тетра-упаковки вина, хлеб, кефир, куриные окорочка, и, наконец-то, простую стеариновую свечку. Ночью из-за экономии батареек приходилось сидеть в темноте. Костёр мы предпочитали не разводить, а пищу или кофе готовили на газовой горелке. За это опытной Ольге отдельный респект!

Наконец-то нашли разрыв в заборах со спуском в сторону моря. Спуск оказался въездной дорогой в пансионат "Морской берег". Увидев открытые настежь ворота, мы с Ольгой нагло ломанулись в открытые створки. Охранники на входе что-то нам угрожающе кричали, мы им весело отвечали, но на ходу, поскольку дорога была под уклон и мы прилично разогнались. Но наш хитрый маневр не удался, потому что вертухаи успели натянуть поперёк дороги цепь и взяли чуть отставшую от нас Лену в заложники. Нам пришлось вернуться к воротам. Вступили в переговоры с воротчиками, чтобы они пропустили нас к морю на ночёвку, обещая уехать рано утром. Но безуспешно, потому, что это были какие-то крутые чоповцы с огнестрельным оружием, а пансионат принадлежал Верховной Раде Украины. Покой депутатов парламента незалежной республики не позволял каким-то вело-бродягам ночевать на элитном пляже! Пришлось вернуться на трассу и уже в полной темноте продолжить поиски стоянки. Нашли ещё какой-то пансионат, но уже попроще - ворота были открыты, а охраны не было совсем. На часах 20-00, темнота - глаз коли, а мы не знаем куда нам идти дальше. Встреченный абориген пояснил нам, что переночевать можно в дальнем конце детского лечебного пляжа. Пока решали как будем ужинать и где ночевать, огрызнулся на Ольгу. Она привычно "ушла" в себя и перестала со мной разговаривать на весь вечер. Сказала, что вина не хочет, опять села на байк и уехала в темноту за пивом. Мы с Леной вдвоём попиваем "Алиготэ" и "Изабеллу". Переместились с рюкзаками и байками на верхний ярус солярия, беспечно оставили там все вещи, и пошли на разведку по территории пансионата. Всё оказалось не так грустно - нашли работающий бар и просидели в нём 40 минут, попивая крымский портвейн и кофе с фисташками. Дневной пробег у меня 59 км, у девок только по 40, так как они часть пути проехали на машине.


2/Х - суббота.


Ночь прошла спокойно, без ветра, под лёгкий шум близкого прибоя. Спали в спальниках, расположившись на пляжных топчанах. Почти как на кровати. Утро чудесное - солнце, полный штиль. На рассвете до нашего слуха стал доносится топот ранних бегунов, совершающих пробежку вдоль моря и делающих здесь же зарядку. Некоторые из них с удивлением смотрели в нашу сторону, но вопросов никто не задавал.

Искупались в прохладной и очень прозрачной воде. Это наше первое свидание с Чёрным морем! На пляже оказался душ с пресной водой, с удовольствием смыл с себя пот и морскую соль, и пошёл бриться в пляжный туалет, очень чистый и даже с цветочками в горшках. Ольга по прежнему недружелюбная, почти не разговаривает. Уже начал к этому привыкать. Хлеба почти нет, кофе тоже почти кончился. Завтрак получился из остатков кофе с маленькими канапе и литра кефира из разорвавшегося пакета.

Лениво тронулись в путь в 9-35, поминутно останавливаясь — то осмотреть Воронцовский дворец, то купить батарейку для "мыльницы", то в поисках обменного пункта, а то и просто пива попить. За 2 часа проехали всего 8,5 км до Симеиза, где и встали совсем.

Прошлись по рынку, пожевали чебуреки с чесноком, купили батарейку и 1,5 литра воды, и тронулись на трассу М-18. Пришлось подниматься 2 км почти по вертикалке. Проехали 2,5 километра и повернули вверх на посёлок Оползневое. Крутые спуски сменяются такими же крутыми подъёмами, перемежаясь для разнообразия ровными террасами. Через 3,2 км въехали в Оползневое. В магазинчике купили только бутылку пива и чёрствый хлеб. Дальше наш путь пролегал вдоль Байдаро-Кастропольской стены. Такие скалы "стеной" зря не назовут! Протяжённость около 7 километров, самая высокая точка 856 метров, средняя высота основного массива 700 метров, а главное, что эти скалы уходят вверх абсолютно вертикально, иногда даже закрывая небо над дорогой отрицательными отвесами.

 




 


Красиво и немного страшновато, потому, что на дороге очень часто установлены знаки, предупреждающие о камнепаде. Иногда мы видели, что эти предупреждения поставлены не напрасно. Там-сям на дороге лежали камни, способные пробить крышу автомобиля, а что они сделают с головой байкера, даже думать не хотелось. Поднялся холодный ветер. Спина под рюкзаком мокрая от пота, а всё остальное мёрзнет, особенно руки на руле, которые никуда не спрячешь



Лирическое отступление-4.

Ленка нравится мне всё больше — держится молодцом, все трудности встречает стойко, даже с улыбкой. Не хнычет и не жалуется. А у меня вначале были опасения, что отправившись в такое путешествие с двумя барышнями, мне придётся таскать их рюкзаки и велосипеды по горам на себе. Ольгу барышней никак не назовёшь - это я понял сразу. Но и Лена оказалась не робкого десятка. Если я изредка вызывался ей помочь, то она кротко принимала мою помощь, но сама не просила.


После длинного спуска - опять подъём 2,7 км серпантином с 14 петлями. Выехали на видовую площадку перед Форосским храмом Воскресения Христова



Одел поверх вело-трусов длинные штаны и осмотрел красивый храм внутри. Храм был построен в 1892 году в честь чудесного избавления государя Александра III и императорской семьи во время железнодорожного крушения в 1888 году. Кому пришло в голову поставить такой храм на скале высотой 400 метров в безлюдном месте?



В настоящий момент храм является действующим и открытым для посещения. Табличка на входе сообщает, что деньги на реставрацию пожертвовал Леонид Кучма.

Узнали, что в ночь с 19 на 20 августа 1997 года на праздник Преображения Господня в своей келье был зверски убит настоятель этого храма отец Пётр. Убийцы искали деньги, и не найдя, жестоко его пытали. Убийц, к слову, быстро нашли.

Хохлы - суки, про Кучму памятная табличка есть, а про 31-летнего новомученика Петра ни слова!

Спускались вниз 4,3 км по старой дороге. Местами асфальт, местами гравий, но проехать можно. На ужин нет ни продуктов, ни вина. И магазинов впереди не предвидится, поэтому надо поворачивать назад и ехать 5 км до Фороса. Решили, что встанем на ночлег у мыса Сароч, я оставлю свой рюкзак девкам, а сам налегке сгоняю в Форос за едой. Но ехать до мыса пришлось ещё 5 км и этот вариант отпал, так как мне пришлось бы ехать назад уже 10 км, а потом возвращаться 10 км до мыса, а уже спускаются сумерки. Встали на ночлег непривычно рано в 16-30. Рядом купались два парня и девушка, которые подсказали нам, что на недалёкой турбазе "Изумруд" есть продуктовый магазин, и даже проводили нас через частную территорию с охранником и собакой. Пошли как обычно вдвоём с Леной, и нашли не один, а целых три работающих магазинчика. Купили 3 бутылки вина, сыр, кефир и ряженку. Хлеба не было, вместо него купили крекер. Дневной побег - 37 км.


3/Х - воскресенье.


Сегодня у нас полуднёвка на мысе Сароч. Накануне начал накрапывать дождь, и мы решили поставить тент. Ольга молча и почти без нашей помощи грамотно привязала тент к камням и веткам окружающих деревьев. Наконец-то вечеряем не в темноте, а при свечке. Свечу постоянно задувает, пришлось соорудить ей защиту из пластиковой бутылки. Ночью стало совсем прохладно. Заполз вместе со спальником в чехол для велосипеда. Поднялся сильный ветер, который сильно трепал тент и даже оторвал одну сторону вместе с веткой. Этой веткой меня начало хлопать по спине. Пришлось встать и закрепить оборванный край. Ещё немного покрапал дождь, но по настоящему так и не разошёлся. Небо прояснилось, появилась яркая луна. Очень странно, что несмотря на сильный ветер, появились москиты. Пришлось с головой заползти поглубже в спальник. Из-за всех этих напастей спалось очень плохо, но под утро провалился в глубокий сон и проснулся только в 10 часов утра. Несмотря на ночные проказы погоды, утро просто чумовое - солнце, тепло, лёгкий ветерок. Решили расслабиться - позагорать и покупаться, так как от финального пункта нашего путешествия - Севастополя нас отделяет всего 30 км. Наш крымский трип оказался очень недолгим, и я начал мучаться сомнениями - не остаться ли мне одному ещё на 3-4 дня и съездить в Гурзуф или уехать вместе с девками? Но эти раздумья не мешали мне купаться в чудесном, по осеннему прохладном море и загорать на солнце в нудистском виде. Позже девки сходили вдвоём на пустую соседнюю турбазу, где нашли пресную воду и даже помыли волосы. Все вместе перекусили сваренной кашей. Решил проводить девок до Севастополя, а там окончательно решить - оставаться или уехать. Собрали бивак и тронулись в путь в 14-30. Выбраться со стоянки на трассу оказалось делом нелёгким - вроде всего 400 метров, но очень круто, почти вертикально, да ещё и по сыпухе. Ленка отчаянно пыхтит, но лезет молча и о помощи не просит, а я и не навязываюсь! Вылез на трассу первым и стал ждать девок. Ольга снизу огрызается и даже матерится из-за того, что я не помогаю Лене. Действительно, ей совсем нелегко. Спустился налегке вниз и помог ей, прихватив рюкзак. Кроме первых 4 километров через туннель, дорога совсем не сложная, но трафик очень насыщенный, и автомобили летают на бешеной скорости. Длинные спуски позволяют поддерживать высокую скорость, а на некоторых участках разгоняться до 60 км/час. Очень мешает боковой ветер. Однажды порывом такого ветра Лену швырнуло с обочину на полосу, но обошлось. Наш путь закончился ещё одним подъёмом 2,5 километра на Сапун-гору. На разъезде у города перекинулись несколькими словами с местной семьёй байкеров - мама, папа и сын. Они подсказали с какой стороны удобнее доехать до железнодорожного вокзала. Въехали в город, но кроме красивой набережной и залива с военными кораблями почти ничего не увидели, потому, что сразу оказались у небольшого ж/д вокзала, а на перроне уже объявили посадку в поезд Севастополь - Москва, который отправлялся в 18-40. До отправления оставалось несколько минут, но мы успели заглянуть в кассу, только для того, чтобы узнать, что билетов нет. Но это не помешало нам сесть в паровоз, договорившись с проводницей и заплатив по 1000 российских рублей с носа.

 



4/Х - понедельник.


Обратная дорога прошла как одна минута — весело общался по всему вагону с попутчиками, пил водку и пиво, временами залезая на верхнюю полку и проваливаясь в "чёрный" сон алкоголика независимо от времени суток.

Когда мы подъехали на Киевский вокзал Москвы в 22-58 и девки меня растолкали, я долго не мог взять в толк, что они не шутят, и уже прошло почти полтора суток, и путешествие окончилось.

В сутолоке вокзала мы потерялись, и девки вдвоём уехали на Курский вокзал, и как я потом узнал, в этот же вечер сумели уехать в Нижний Новгород. Я же попил пивка на вокзале, раз десять предъявив паспорт и велосипед к осмотру бдительным железнодорожным ментам и вокзальным чоповцам. И я их хорошо понимал - пьяный, небритый мужик с явно нездешним загаром мотается по вокзалу с каким-то странным чёрным чехлом на плече.

Первым проверяющим на вопрос, что у меня в чехле, я ещё шутливо отвечал, что это гранатомёт "Муха". Но потом как-то разом протрезвел, когда ко мне подошли 6 омоновцев с овчаркой и спаниелем. Присутствие служебной овчарки было понятно, но, увидев спаниеля, я удивился, что омоновцы ходят с собакой такой легкомысленной породы. Ещё бы пуделя прихватили! Но потом вспомнил из своего ментовского прошлого, что обычно овчарок натаскивают на поиск взрывчатки, а спаниелей - на поиск наркотиков.

У овчарки ко мне претензий быть не могло, а вот глядя на спаниеля, я с ужасом вспомнил, что у меня до сих пор в велосипедном руле хранится бумажная "колбаска" с остатками волшебной травы! Протрезвел одним махом, представив, как мне, матёрому наркодилеру, сейчас завернут ласты. Принял максимально вправо, прижимаясь к тому краю, где была собачка, обученная на поиск шахидов. Разговаривал (с омоновцами, а не с овчаркой) максимально дружелюбно, включив обаяшку на полную мощность, и не сводя глаз со спаниеля, который нервно принюхивался к моему велочехлу. Сказал, что я спортсмен, возвращающийся с соревнований из Севастополя. Название города морской славы России, видимо, успокоило стражей порядка, и они утащили упирающуюся нарко-ищейку, которая кинула на меня последний, почти человеческий строгий взгляд работника детской комнаты милиции.

Решив больше не искушать судьбу, поймал такси и поехал ночевать к отцу в Черёмушки.



 

Тэги: Крым
Просмотров: