Лечение ожирения за рубежом

В современном мире, полном вредной пищи и умных гаджетов, выполняющих за человека трудную работу, ожирение – едва ли не самый распространенный недуг.

Читать


Один из этапов Возрождения Собора Рождества Пресвятой Богородицы в Катунках

Автор: Николаичева Кира Александровна

Вся моя жизнь связана с Катунками. Там в пятидесятые годы я начала свою педагогическую деятельность, там дом свекрови, стоящий рядом с Храмом, там - погост, на котором похоронены близкие мне люди. В 2006 году мне пришлось расстаться с поселком в силу своего возраста. Написала воспоминания.


Из всего пережитого мне хочется выделить рассказ о Храме, о его разрушении, возрождении, о его мужестве. Сколько раз он был на грани сползания в воду. Каждую весну до сих пор море отвоевывает целые пласты суши. Рядом с ним исчезали дорожки, тропки и даже целые улицы.


За почти два столетия он много претерпел от солнца, дождей, морозов, а также от человека. На долгие годы был переоборудован в мастерские механического завода. А затем им овладели птицы. Стрижи, галки, воробьи - всем сообществом уживались под его крышей. И вот в начале XXI века люди задумались над его Возрождением. Незаменимыми действиями можно назвать работу руководителя Нижегородского налогового управления Николая Федоровича Полякова: он искал спонсоров, выступал в областном законодательном собрании, проводил в селе большую часть своего свободного времени.


Собор в Катунках - маленький, но яркий и далеко не единственный пример того, как светское общество и Церковь работают вместе. В первую очередь надо было укрепить берег. Баржи, наполненные гравием, подолгу разгружались под основанием горы. Даже не верилось, что из замусоренного берега может получиться такая благоустроенная набережная.


Выполнялись мероприятия по демонтажу завода, располагающегося в соборе, замене кровель, устройству окон и дверей и изменению внешнего облика. реставрация живописи в интерьере, устройство иконостаса. На все ушло около пяти лет. Долгое время Собор стоял в лесах.


Я прощалась с ним холодным ноябрьским утром 2006 года. Катунки покидала навсегда. Воскресный день недели. Кругом ни души. У рабочих, пытавшихся леса закрепить пленкой (ни хотели защитить их от наледи), опустились руки. Сильный северный ветер; почти все разметая, уничтожая крепления, путал куски пленки. Шум от этого не поддается описанию.


Впечатление такое, как будто кто-то нападает извне: тут слышится звон мечей, и шелест стали, и победные клики ветра. И самое главное: вознесли икону Рождества Пресвятой Богородицы под самое основание - воспринимаю её как живописную картину (наверное, это неправильно), написанную на религиозный сюжет.


Яркие краски: темно-бордовые, красные, синие, бледно-розовые. И опасение: только бы не замерзла родившаяся девочка-младенец. И как кстати оказывается покрывало, которое протягивает женщина. А как счастливы её родители - Анна и Иоаким, по святому преданию, вымолившие у Бога рождение дочери, когда они сами находились в преклонных годах.


Последующие картины-иконы, наверное, будут отражать весь земной путь Богородицы. Она так же, как и её Сын, пройдет через путь Воскресения и будет взята на небеса. И для всех земных людей станет Царицею Небесной, которая поместит в "Ковчег своего Сердца" боль всех матерей, потерявших своих детей в кровопролитных войнах.


Мне посчастливилось присутствовать на богослужении в 2005 году, когда внутри были леса. Трудно передать словами чувство, охватившее меня, когда слышишь песнопения небольшого хора юношей из Нижегородской духовной семинарии: "с души как бремя скатится, сомненье далеко - и верится, и плачется, и так легко легко..." Начинаешь понимать главное: "...жизни миг такой недолгий".


Казалось бы: совсем недавно я стояла в разрушенном Соборе вместе с Николаем Федоровичем Поляковым (я ему принесла старинные фотографии свекрови). Он со своими помощниками что-то обсуждал. У меня в руках ценный подарок - книга "Катунки на Волге". Автограф "Кире Александровне, любителю старины и Катунок от Полякова Н.Ф." 16.07.2003 год.


Я тогда не могла и предположить, что с этого времени для Храма начнется новая эпоха, эпоха Возрождения. При реставрации строители находили человеческие кости (когда-то, по-видимому, разрешались захоронения). Все они были собраны и похоронены заново, и небольшая площадка на берегу превратилась в небольшой погост. Старинные мраморные памятники охраняют их покой. Будучи бесхозными на основном кладбище, они оказались тут. Так «мой» памятник, валявшийся плашмя у дороги, за которым я ухаживала (отмывала после дождей), оказался на этом погосте.


Интересны надписи, по которым можно изучать церковнославянский алфавит. Буквы: "ижица", "ер", "фита", "ук", "еры" - приближают к истокам. И ты делаешь небольшие "открытия": на памятнике из красного мрамора, находящегося за оградой на основном кладбище, можно прочитать такую надпись: "Господи! Прими дух его с миром Федора Даниловича Красильникова, скончавшегося в 1875г." А вот памятник из белого мрамора его сына "Ивана Федоровича Красильникова, скончавшегося 29 апреля 1 899 года, жития его было 42 года, 6 месяцев и 17 дней' оказался на новом погосте. На первой надписи нет таких подробностей в датах, зато там - вопль-обращение к Господу. В более поздних высеченных надписях от 1909 года появляется убеждение: умерший человек-раб Божий. Это можно прочитать на памятнике Петру Ивановичу Боровкову, который скончался на 60-м году жизни. И уже без всяких эмоций и дат на черном мраморе: "Протоирей Михаил Петрович Раевский и супруга Екатерина Михайловна". Вся эта композиция: Собор, и стройная колокольня (я, к сожалению, уже не могла присутствовать на празднике, когда "заговорила" звонница), и ажурная ограда, и северные ворота, и погост, и набережная, и причал - составляют архитектурный ансамбль, вызывающий восхищение: Раньше о такой постройке говорили: "...честна, стройна, благочинна".


Послесловие


Многочисленные фотографии, посвященные Храму, занимают достойное место в моем альбомчике. Моя сноха Шувалова Ольга Ивановна (все фотографии выполнены ей), художница, задолго до восстановленных работ изображала Собор Возрожденным, а позировала ей разрушенная кладка. Невольно начинаешь думать, что материлизуются не только мысли, слова, но и пропущенная через сердце, душу мечта и нашедшая свое отражение в картинах.


Р.S: Я очень люблю свой край. В начале лета побывала в Городце. И игрушечные улицы, и музеи добра и самоваров... Это что-то! А Никола-ключ... Веду дневник «белых-светлых» полос в моей оставшейся жизни. Мне 82 года.

Просмотров: